Глава 11. ЗНАМЕНИТЫЕ АЛХИМИКИ

Предыдущая123456789Следующая

Альберт Великий (Albertus Magnus), (1193 ? до 1206 – 1280, 15 ноября).

Альберт фон Больштедт (von Bollstadt), сын графа Больштедта, родился в Лауингене близ Аугсбурга в Швабии. Выдающийся немецкий естествоиспытатель, теолог, философ, богослов, ботаник, физик, механик, астроном и алхимик… Обладал энциклопедическими знаниями. Сделал ряд замечательных открытий, в том числе изобрел логарифмы. Впервые выделил в чистом виде мышьяк, оставил после себя работы по неорганической химии, далеко обогнавшие уровень своей эпохи. Изучил и прокомментировал почти все работы Аристотеля, также работы арабских учёных.

За свои разносторонние знания Альберт получил имя «Doctor universalis» (Доктор универсальный, всеобъемлющий). Он много занимался алхимией и полагал, что у всех металлов единая сущность, а различия порождены внешними условиями и внешними причинами их формирования. Эталоном является золото, неблагородные металлы – это те же благородные, но поражённые порчей, болезнью, т. е. их можно лечить, вернуть к совершенству.

Среди многочисленных учеников Альберта в его кельнский период был сам Фома Аквинский - впоследствии ставший величайшим философом и теологом Римско-католической церкви. В одном из своих поздних произведений Фома Аквинский утверждал, что в 1240 году стал свидетелем того, как Альберт Великий на его глазах превратил ртуть в золото. При этом эксперименте присутствовали еще несколько учеников Альберта Великого. При этом Фома в одном из своих трактатов задается вопросом, законно ли использование алхимического золота, является ли изготовление такого золота честным делом, и приходит к выводу, что нет никаких оснований отдавать предпочтение природному золоту, поскольку алхимическое золото обладает теми же самыми свойствами, что и природное. Из этих размышлений можно заключить, что он был прямым свидетелем трансмутаций осуществленных Альбертом.

Норберт Винер, отец кибернетики, считал Альберта Великого одним из прародителей современной кибернетики. Альберт был прекрасным изобретателем-механиком, по поводу изготовления Альбертом механических вещей ходили легенды. Его считают одним из создателей «голема» (искусственного человека гомункулуса). Ученик Альберта Фома Аквинский сбежал от него после того, как одна из кукол, стоявшая в углу комнаты вдруг протянула к нему руку и заговорила человеческим голосом. Об этом писал сам Фома Аквинский.

В 1260 Папа Римский Александр IV назначил Альберта епископом Регенсбурга, но через два года Альберт добровольно отказался от епископского сана, поскольку он мешал его научным занятиям.

В своём алхимическом труде под названием «Малый алхимический свод» Альберт Великий изложил свод правил, где говорилось, что алхимик «должен быть молчаливым и скромным и никому не сообщать результатов своих операций. Ему следует жить в уединении, вдали от людей, иметь для работы отдельное помещение. И избегать всякого общения с князьями и правителями». Альберт понимал, что представляет для алхимика постоянную угрозу: соседи могут донести князю и правителю, и стоит тому прослышать о философском золоте, как алхимик будет обречен. Именно такая судьба постигла Александра Сетона и других неосторожных.



Также в его труде упоминались причины мешающие научным исследованиям:

Склонность к выпивке и прочим глупостям.

Отсутствие или недостаток терпения довести дело до конца.

Плохие инструменты и оборудование.

Отсутствие или недостаток выдержки, целеустремленности и твердости.

Склонность к обману или подтасовыванию научных результатов.

Несоблюдение последовательности в экспериментальной деятельности.

До нашего времени дошла книга Альберта Великого «Оракулы». Ныне она обрела подзаголовок «Алхимические загадки». В книге даны сведения по алхимии и целый ряд предсказаний. Например:

1.«Люди откроют большой берег на большом расстоянии до Геракловых столпов. Эта земля будет заселена северным народом, который заполнит её и сделает огромным государством. В государстве будет главенствовать крест». Это было сказано до открытия Америки Колумбом, речь явно шла об США.

2. «Германия трижды будет на краю победы за период равный 700 годам. Она трижды почти овладеет миром, но германский народ никогда не будет полностью объединён…». Первая попытка такой победы была предпринята в XVI веке. Тогда Карл V Габсбург занял престол Священной Римской империи, и одновременно был испанским королем. Вторая попытка была предпринята Гогенцоллернами в XIX-XX веках. Третья попытка в середине XX века была предпринята нацистами, развязавшими вторую мировую войну. Таким образом, действительно, Германия за 700 лет трижды была на краю вожделенной победы, но не более.

3. «Мир будет разделён на три государства. Пусть Бог поможет разделить спор между ними».

Роджер Бэкон (1214? – после 1292)

Статуя Бекона в Оксфорде.

Роджер Бэкон родился в Илчестере (графство Сомерсет) в обеспеченной семье. Воспитанный в несколько оппозиционном духе Оксфорда, Бэкон считает вредным насаждение идей Аристотеля, усердно проводившихся Альбертом. Он был замечательным физиком и химиком, и ему приписывают изобретение пороха, хотя он говорил, что узнал этот секрет от «Азиатских (Китайских) мудрецов».

Бэкон активно занимался алхимией, астрологией и оптикой; пытаясь искоренить из алхимии мистику. Алхимия, - утверждает Бэкон, - родственна физике. «Никакое знание не может быть достаточным без опыта» - говорил он. Отвергая догмы, основанные на преклонении перед авторитетами, и схоластическое умозрение, Роджер Бэкон призывал к опытному изучению природы веществ. Занимаясь разработкой оптики, механики («практической геометрии»), астрономии, считал, что алхимия может принести большую пользу медицине. Тем самым предвосхитив в некоторой степени идеи Парацельса. В тоже время Бекон считал, что в науке неизбежно присутствует и духовный опыт, который возможно познать лишь через высшее или внутреннее озарение. И люди познавшие этот опыт не желают больше находиться среди глупцов, - ибо последние лишь играют словами закона и плодят софизмы.

«Абсолютная мудрость, - говорил он, - была дана единственным Богом, единственному миру для единственной цели».По примеру Франциска Ассизского, он призывал вернуться к идеалам бедности, простоты, взаимопомощи первохристиан. В 1278 г. за сделанные им резкие нападки на невежество и порочность духовенства и монахов был обвинён в ереси и помещен в тюрьму. Его сочинения по велению генерала ордена францисканцев в наказание были прикованы цепями к столу в монастырской библиотеке в Оксфорде. Однако Бекону повезло, его покровитель и приверженец его трудов Ги Фулькуа Ле Гро был избран папой приняв имя Климента IV. После этого Бекона отпускают на свободу, однако церковь повелела ему держать в секрете свои изобретения. Многие произведения Бэкона дошли до нас в зашифрованном виде.

Труды Бэкона отличает живость стиля, и способность предвидения: «Во-первых, я расскажу вам, - пишет он в одном из писем, - об удивительных делах искусства и природы. Затем я опишу их причины и форму. Никакой магии в этом нет, ибо магия слишком низменна по сравнению с такими вещами и недостойна их. А именно: можно делать навигационные машины, гигантские корабли для рек и морей. Они движутся без помощи весел; один-единственный человек может управлять ими лучше, чем если бы на борту была полная команда.
Далее есть также повозки, которые движутся без лошадей и с колоссальной скоростью; мы полагаем, что таковы были боевые колесницы древности, оснащенные серпами.

Можно также делать летающие машины. Сидящий посередине человек управляет чем-то, от чего такая машина машет искусственными крыльями, как птица. Можно сделать маленький прибор для спуска тяжелых грузов, очень полезный на крайний случай. С помощью машины высотой и шириной в три пальца, а толщиной и того меньше, человек мог бы уберечь себя и своих друзей от всех опасностей тюрьмы, и мог бы подниматься и опускаться.
Можно сделать и такой инструмент, с помощью которого один человек сможет насильно тащить за собой тысячу упирающихся людей; точно так же он может тянуть и другие предметы.

Можно построить машину для подводных путешествий по морям и рекам. Она погружается на дно, и человеку при этом не грозит никакая опасность. Александр Великий пользовался таким приспособлением, о чем сообщает астроном Этик. Такие вещи делались уже давно и делаются до сих пор, за исключением, пожалуй, летающей машины. И бесчисленное множество других вещей такого рода можно произвести: например, мосты через реку, которые держатся безо всяких свай, и прочие приборы и приспособления, изобретательные и неслыханные».

Алхимия интересовала Бекона не только с целью получения золота, но ещё и с точки зрения медицины, как способ получения эликсира жизни от болезней и старости. Поскольку считалось, что вещество (философский камень) способное “исцелять” металлы, также способно исцелять и все болезни.

Теофраст Парацельс (1493 – 1541)

Полное имя - Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм Парацельс. Псевдоним Ауреол, что означает «золотой», имя, вошедшее в историю, — Парацельс, то есть равный Цельсу. О нем говорили, что он мог выращивать в ретортах драгоценные камни и жемчуг, делать золото и эликсир молодости. Рассказывали, что в рукояти его меча был заключен подвластный ему злой дух. Почитатели называли Парацельса «учителем, которого Бог поставил в невидимой школе, устроенной на небесах», недруги — «колдуном, богохульником, обманщиком и пьяницей». Сам же он величал себя «святым доктором».

Теофраст Парацельс

Отец Парацельса доктор Вильгельм был внебрачным сыном знатного, но обедневшего рода фон Гогенгеймов, известных еще со времен Штауфенов. Их родовой рыцарский замок некогда располагался под Штутгартом, но был продан за долги. Однажды утром шестилетний сын доктора Гогенгейма, как обычно, отправился пасти гусей, но вскоре возвратился бледный и забрызганный кровью, войдя в дом, рухнул на пол. Когда его раздели, родители в ужасе увидели, что мальчик оскоплен. Вильгельму удалось остановить кровотечение. Когда горячка наконец отступила, сын поведал родителям, что его изувечил проходивший мимо пьяный дезертир, сказав: «Такому уроду, как ты, это ни к чему!». Когда Тео было десять лет, умерла его мать и он с отцом перебрался в город Виллах в эрцгерцогстве Каринтия. Здесь мальчику и предстояло изучить азы искусства врачевания. Обширная библиотека доктора Гогенгейма, большую часть которой составляли трактаты по медицине, и его суровые методы воспитания принесли свои плоды. Впоследствии Теофраст с благодарностью отзывался об отце, ремнем вбившем сыну основы хирургии, терапии и алхимии.

«Я не тот человек, который говорит людям только то, что им по вкусу, — писал Парацельс. — В детстве меня не поили медом, не кормили финиками и мягким пшеничным хлебом. Я пил молоко и ел сыр и хлеб из грубой муки. Я грубый человек, рожденный в грубой стране, я вырос в сосновых лесах и, возможно, получил в наследство их иголки».

Замечательный врач-алхимик Парацельс, современник Мартина Лютера и такой же сильный реформатор в своей области. Первый из медиков начал рассматривать протекающие в организме процессы с химической точки зрения. Методы алхимии успешно применял для получения лекарств. Интересовала его и астрология, а также возможная зависимость человеческих недугов от погоды. Современная медицина многим обязана Парацельсу. Он высмеял теорию, согласно которой эпилептики считались не больными, а одержимыми дьяволом. Современная психиатрия обязана ему теорией о самовнушении, поскольку он, наблюдая больных, свято верующих в чудодейственную силу лекарств, неоднократно убеждался, что им помогают и пустые облатки безо всякого лекарственного вещества. Больные, думая, что принимают лекарства, начинают выздоравливать. Он установил связь между болезнью легких у шахтеров и их трудом, между параличом и травмой головы. Парацельс первым подробно описал причины, симптомы и диагностику сифилиса и стал использовать в медицинских целях настойку опия. За сотни лет до появления генной инженерии, искусственного зачатия и клонирования, Парацельс заговорил о возможности появления «человека из пробирки». Именно ему принадлежит первое подробное описание, как можно сделать гомункулуса.

Парацельс обратил внимание на влияние водной среды на организм человека, врач-алхимик изучал химический состав минеральных вод и их воздействие на сердечно-сосудистую и пищеварительную системы. Знаменитый бестселлер доктора Кнейпа, посвященный водолечению и пробудивший интерес к этому виду оздоровления в европейском обществе на рубеже XIX и XX веков, был предвосхищен исследованиями Парацельса, проведенными им на 400 лет раньше. Водолечение - одно из направлений в медицине, в котором Парацельс не просто преуспел - некоторые источники минеральных вод им впервые открыты самим Парацельсом и могли бы по праву носить его имя.

Швейцарский врач лечил даже безнадежных больных, нередко добиваясь положительных результатов, отводя угрозу смерти от людей, считавшихся обреченными. Без страха брался за неизлечимых больных, от которых отказывались врачи, порой бросаясь в города, где свирепствовали эпидемии. Лечил нищих, никогда не отказывал в помощи тем, у кого не было денег заплатить за лечение.

Его жизненный путь начался с того, что он закончил университет Феррары, получил степень доктора медицины. Долг перед отцом был выполнен и теперь он отправился странствовать и набираться опыта. Первая остановка была в лаборатории серебряных копей знаменитого Зигмунда Фуггера в Тироле. Фуггер слыл опытным алхимиком — этим люди объясняли происхождение его невиданного богатства. Поведал ли богач ученику тайну философского камня, неизвестно, но он вполне мог раскрыть подопечному многие секреты, касающиеся металлов и минералов.

В своих алхимических исканиях Парацельс исходил из представления, что все вещества состоят из элементов, способных соединяться друг с другом. При разложении веществ элементы разъединяются. Парацельс подчеркнул вещественный характер трех начал: «серы» - начала горючести, «ртути» - начала летучести, и «соли» - начала огнепостоянства. Парацельс писал: «Каждый элемент состоит из трех начал: ртути, серы и соли».

Из Тироля Парацельс отправляется по университетам Германии. Затем перекочевывает во Францию, чтобы посетить знаменитые медицинские школы Парижа и Монпелье. Из Франции он направился на Пиренейский полуостров — в Испанию, из Испании в Англию, а затем в Нидерланды, нигде подолгу не задерживаясь. Его собственным рекордом были два года, проведенные на одном месте — в городе Базеле, где он преподавал медицину в местном университете и одновременно занимал должность городского врача. Теофраст участвовал и в итальянских войнах в качестве полевого врача. В 1519 году он дезертирует. Денег за свою службу он, разумеется, не получил. В 1520 году Теофраст вынужден был присоединиться к армии датского короля Кристиана II, воевавшего против Швеции. Вместе с его войском он проделал путь от столицы Дании до Стокгольма, куда торжественно вступил вместе с победителями. Затем он продолжил свой путь через север Германии в Литву, потом Польшу, побывал в Валахии и Далмации, Италии.

Легенда гласит, что из Польши он отправился в Москву. Это вполне может быть правдой, ведь для него не существовало расстояний. «Знание не ограничено пределом нашей собственной страны, — писал он, — оно не станет бегать за нами. Те, кто остается дома, живут спокойнее и богаче, чем те, кто странствует. Но я не желаю ни спокойствия, ни богатства. Счастье лучше богатства, а счастлив тот, кто путешествует, не имея ничего, что требовало бы заботы». Есть записи, что Парацельс побывал даже на Востоке. Покинув Москву, он якобы был пленен татарами и доставлен к хану, который даровал мудрому пленнику жизнь. Более того, хан доверил Теофрасту сопровождать в Стамбул своего сына. Здесь восточные адепты тайных наук открыли ему свое учение. Есть свидетельства, что в 1521 г. он побывал в Турции, где встретился с Соломоном Трисмозином, крайне авторитетным алхимиком, автором живописного трактата «Сияние солнца». Считается, что именно Трисмозин поведал Теофрасту тайну философского камня. Кое-кто из современников Парацельса утверждал, что его заносило даже в Азию и Африку… Сохранились свидетельства о том, что Парацельс порой проводил за письменным столом по нескольку дней подряд, почти без сна. Правда, состав лучших его лекарств так и остался неизвестным.

«Лучшие из наших известнейших врачей те, кто приносит наименьший вред, — говорил Парацельс. — Эти невежественные лекари суть слуги ада, посланные дьяволом издеваться над больными». Понятно, что слова чужака не могли сойти ему с рук. К тому же в пылу дискуссий Теофраст часто начинал переходить на личности и обзывать оппонентов «лупоглазыми баранами», «ослами» и «дубами пробковыми», вызывая в них враждебную ярость. «Меня изгнали из Литвы, затем из Пруссии и, наконец, из Польши. Я не пробудил симпатии к себе в Нидерландах, не пришелся ко двору в университетах, я не нравился никому, кроме своих больных», — вспоминал Теофраст. В пути он не гнушался беседами с цирюльниками, повитухами, палачами, знахарями, астрологами — всеми, кто помогал ему получить опыт врачевания и знания. Говорили, что в течение пяти лет он даже кочевал с цыганами, желая узнать тайны их лекарственных растений.

В Санкт-Галлене Теофраст пробыл 27 недель. К нему снова вернулось вдохновение, и он часами писал в отведенной ему комнате. Можно сказать, что именно семье Штудера мир обязан появлением на свет двух трактатов: «Парамирум» о камнеобразующих болезнях и «О невидимых болезнях» (о душевных недугах). В Санкт-Галлене Парацельс сдружился с зятем Штудера Бартоломе Шовингером, что было довольно странно: опасаясь предательства, он трудно сходился с людьми, а разговорить его вообще не представлялось возможным. Но Шовингер нашел к нему ключик. Он был большим поклонником тайных наук и собрал целую библиотеку по этой теме. После отъезда Парацельса из города зять бургомистра вдруг сказочно разбогател — стали говорить, что доктор открыл ему «рецепт» философского камня.

Парацельс заявлял, что нашел философский камень, и уверял, что будет жить вечно, но скончался в 1541 г. в возрасте 48 лет. Говорили, что его сбросили с обрыва убийцы, нанятые завистливыми врачами и аптекарями Зальцбурга. Резчик высек на его надгробии бесхитростную надпись: «Здесь погребен Филипп Теофраст, превосходный доктор медицины, который тяжелые раны, проказу, подагру, водянку и другие неизлечимые болезни тела идеальным искусством излечивал и завещал свое имущество разделить и пожертвовать беднякам. В 1541 году на 24 день сентября сменил он жизнь на смерть».

Василий Валентин (лат. Basilius Valentinus)

Василий Валентин

Василий Валентин — алхимик, живший в XIV или XV веке; его трактаты получили широкую известность в XVII веке. Легенда гласит, что в одной из колонн Эрфуртского собора внутри были обнаружены рукописи Василия Валентина, в том числе и знаменитый трактат «Двенадцать ключей к философии». Авторитет его как алхимика необычайно высок. Химия также обязана ему многими открытиями.

Биографических сведений об их авторе не сохранилось; обычно предполагают, что он был монахом-бенедиктинцем и жил в Эрфурте во второй половине XV века. Впервые получил соляную кислоту (spiritus salis) нагреванием поваренной соли с железным купоросом, изучил её действие на металлы.

Впервые подробно описал сурьму, способ её получения из сурьмяного блеска и соединения сурьмы. Описал азотную и серную кислоты, царскую водку, нашатырь, сулему и другие соли ртути, некоторые соединения цинка, олова, свинца, кобальта. Наблюдал «услащение кислот» — взаимодействие спирта и кислот с образованием эфиров.

Прославленный бенедиктинец из монастыря в немецком городе Эрфурте является, несомненно, одним из самых известных алхимиков. В любом случае, он один из тех, чьи трактаты чаще всего переводятся и переиздаются. Кроме того, имя Василия Валентина часто упоминается в научных работах и словарях в связи со сделанными им многочисленными открытиями в области химии.

В то же время это один из самых загадочных адептов в истории. Труды его при жизни не были изданы, и в то время, то есть к 1413 году, о них даже не было известно. Согласно одной из легенд, спустя несколько десятилетий после его смерти одна из колонн в Эрфуртском соборе внезапно раскололась, и в ней были обнаружены принадлежавшие перу знаменитого бенедиктинца алхимические трактаты, о которых сохранились только смутные устные предания. Естественно, писатели, привыкшие хулить алхимию, воспользовались этим фактом и объявили, что Василий Валентин не только не создавал приписываемых ему сочинений, но и вообще не существовал; остается лишь удивляться, отчего они не поставили под сомнение существование самих трактатов!

С точки зрения алхимической философии великой заслугой Василия Валентина было четкое определение третьего элемента, а именно соли. Эжен Канселье цитирует по этому поводу отрывок из книги «Заря медицины» («L’aurore de la Me decine») личного врача принца Оранского, Иоганна Батиста ван Гельмонта, который писал в 1652 году: «Василий Валентин, монах-бенедиктинец, гораздо яснее прочих очертил душу металла, которую назвал серой, или тинктурой; вещества, то есть соли; и, наконец, духа, названного им ртутью. Принципы сии у Василия позаимствовал столетия спустя Теофраст Парацельс; он применил их самым изумительным образом в отношении всей совокупности веществ».

Приведем его знаменитую максиму: «Проникните должным образом в недра земные и вы найдете спрятанный камень, истинное снадобье». По латыни это пишется так:

VISITETIS INTERIORA TERRAE RECTIFIANDO INVENIETIS OCCULTUM LAPIDEM VERAM MEDICINAM

В этом изречении первые буквы слова, если их написать вместе, образуют V.I.T.R.I.O.L.U.M, то есть купорос — название, данное адептом тайной соли и растворителю, которые использовались в опытах.

Василий Валентин считал, что металлы состоят из трех начал – ртути, серы и соли. Он подчёркивал, что под этими началами металлов не следует понимать соответствующие вещества.

Джабир ибн Хайян (721 – 815 гг.)

Абу Муса Джабир ибн Хайян (721 – 815 гг.), в европейской литературе известный под именем Гебер, разработал ртутно-серную теорию происхождения металлов, которая составила теоретическую основу алхимии на несколько последующих столетий. Его имя овеяно легендами. В Багдаде Джабир создал научную школу, как в свое время Аристотель создал Ликей, а Платон Академию.

Джабир ибн Хайян

Реформатор алхимии врач, предсказывал, что «эликсир долголетия», если он будет получен, должен удлинить жизнь человека до шестисот лет. По его мнению Философский Камень в твердой фазе способен превращать простые вещества в золото, а в жидкой фазе он есть Эликсир долголетия.

Алхимики считали природу живой и одушевленной, поэтому были уверены, что металлы растут и созревают в недрах Земли. Они полагали, что с помощью философского камня можно ускорить процесс "созревания" незрелых и "исцеления" больных металлов, которые в природе протекают довольно медленно. Мифический «философский камень» можно считать прообразом будущих ферментов и катализаторов. Согласно учению Джабира, сухие испарения, конденсируясь в недрах Земли, дают Серу, мокрые – Ртуть. Затем под действием теплоты два принципа соединяются, образуя семь известных металлов – золото, серебро, ртуть, свинец, медь, олово и железо. Золото – совершенный металл – образуется, только если вполне чистые Сера и Ртуть взяты в наиболее благоприятных соотношениях. В земле, согласно Джабиру, образование золота и других металлов происходит постепенно и медленно; "созревание" золота можно ускорить с помощью некоего "медикамента" или "эликсира" (al-iksir, от греческого ξεριον, т.е. "сухой"), который приводит к изменению соотношения Ртути и Серы в металлах и к превращению последних в золото и серебро. Поскольку плотность золота больше плотности ртути, считалось, что эликсир должен быть очень плотной субстанцией. Позднее в Европе эликсир получил название «философский камень» (Lapis Philosophorum).

По мнению алхимиков, процесс превращения "несовершенных металлов" в "совершенный металл" – золото – может быть отождествлён с "излечением" металлов. Например по словам Аристотеля, свинец - прокаженное золото. Поэтому эликсир, согласно представлениям последователей Гебера, должен был обладать ещё выдающимися лечебными свойствами – исцелять все болезни и продлять жизнь. Именно эти "побочные функции" эликсира и закрепились в современном значении этого слова в русском языке. Вообще следует отметить, что арабская алхимия всегда самым тесным образом была связана с медициной, которая в арабском мире была развита весьма высоко (в частности, в Багдаде ещё в VIII веке появилась первая государственная аптека), и практически все арабские алхимики были известны ещё и как врачи. Весы и лабораторная техника уже к XI веку достигли высокой степени совершенства. В частности, Абу-ар-Райхан Мухаммед ибн Ахмед Ал-Бируни (973-1050) и Абд ар-Рахман Хазини приводили в своих трудах величины плотностей металлов, отличающиеся от современных значений менее чем на один процент.

Плеяду знаменитых алхимиков можно было бы продолжить перечислять, это люди, наделённые большим умом и незаурядным мышлением, часто превосходящим представления той эпохи, в которой они жили. В средние века алхимия стала настолько популярной и распространенной наукой, что над миром действительно нависла угроза обесценивания золота. Стало очевидно, что необходимо что-то предпринять, чтобы скрыть истину. Сложные, зашифрованные различными способами, рецепты алхимиков порой создавались для того, чтобы скрыть на удивление простые вещи. Фактически трансмутация металлов осуществлялась во все времена и при этом весьма доступным способом, поэтому задача многих рецептов и книг была уже не в том, чтобы научить человека искусству алхимии, а зачастую в обратном. В том, чтобы заставить непосвящённых поверить, в трудность или даже невозможность процесса и навсегда разочароваться в бесплодных попытках реализовать на практике указанные рецепты.

Глава 12. НАШИ ДНИ

В более позднее время результатов трансмутации металлов достиг профессиональный химик Стефен Эмменс, автор изобретения взрывчатого вещества для мин - «эмменсита». Он сообщил представителям прессы, что открыл способ превращения серебра в некий металл, практически не отличимый от золота. Три слитка этого металла после лабораторных проверок были выкуплены ювелирами по цене реального золота.

После этого Стефан Эмменс дал согласие выступить с публичной демонстрацией своих опытов на Всемирной выставке в Париже в 1900 году. Но он так и не появился там, и вообще после этого его никто больше не видел.

Подобная судьба постигла и немецкого профессора Адольфа Миетхе, объявившего в 1924 году об изобретении им метода превращения ртути в золото. Профессор утверждал, что пользуясь этим методом, он неоднократно получал в своей лаборатории чистое золото.Но вскоре Миетхе бесследно изчез.

Были естествоиспытатели, подмечавшие явления трансмутации стабильных химических элементов в органическом мире. Назовем некоторых из них. Так ганноверский барон Альбрехт фон Герцееле еще в 1873 году написал книгу «Происхождение неорганических веществ», в которой показал, как растения могут превращать фосфор в серу и магний в кальций. Француз Пьер Беранже в 1958 году показал, как при прорастании семян в растворе марганцевых солей происходит исчезновение марганца и появление железа. По этому поводу он опубликовал статью в одном научном журнале, под названием «Мои результаты невероятны».

В живой природе происходит постоянная трансформация одних элементов в другие. Например, испанский лишайник, вид мха, который может расти на медных проводах, совершенно без почвы, но при исследовании в нём не было обнаружено и следа меди, зато присутствовали окислы железа и другие элементы. Растения не только всасывают вещества из почвы, но постоянно производят новые. Первоначальное содержание фосфора, магния, кальция, серы и других веществ в прорастающих семенах на дистиллированной воде резко возрастает непостижимым, с точки зрения современной науки, образом. При прорастании семян бобовых в растворе солей марганца, марганец исчезает, а его месте появляется железо. Похоже, что растения могут алхимически превращать фосфор в серу, кальций в фосфор, магний в кальций, углекислоту в магний, азот и калий и т.д.. Рекордсменом по превращению элементов в золото среди растений является кукуруза, в ней золота содержится больше всего.

Вышеприведенные эксперименты Л. Керврана и наблюдения других исследователей с соответствующими выводами о трансмутации не воспринимались научной общественностью по причине их необычности, не укладывающейся в принятые научные догмы. Но с течением времени становилось все больше наблюдений и экспериментов, показывающих реальность превращения одних стабильных химических элементов в другие различными представителями органического мира.

А японский ученый Хизатоки Комаки (Hisatoki Komaki) в 1993 году на Международной конференции по холодному ядерному синтезу подтвердил достоверность ранее приведенных экспериментов Л. Керврана и выводов из них, о том, что различные микроорганизмы, включая определённые бактерии и четыре вида плесени и грибков способны превращать натрий в калий.

Если человек смог наладить промышленное производство дрожжей и плесени для изготовления пенициллина, то возможно организовать и широкомасштабное выращивание бактерий для превращения элементов.

Химики до сих пор уверены в том, что создавать новые элементы с помощью химической реакции невозможно. Более того, химия утверждает, что все происходящие в живой материи реакции являются сугубо химическими. Но организм кур может легко превращать один элемент в другой, например, превращать калий, которым богат овёс, в кальций из которого состоит скорлупа яиц. Это заметил французский химик Луи Никола Воклане (Louis Nikolas Vauquelin), а затем подтвердил химик Луи Керврану (Lois Kervran), который провёл опыт, где кормил кур овсом, а затем подсчитал количество кальция содержащегося в корме и яичной скорлупе. Оказалось, что кальция ими вырабатывается в четыре раза больше, чем реально съедается с кормом. Также после вылупления цыпленка его тело содержит гораздо больше кальция, чем находится в самом яйце.

Не остался без внимания и человек как объект исследования на его возможную способность к превращению стабильных химических элементов. И в этом большая заслуга новосибирского ученого, академика В.П. Казначеева, убежденного сторонника проявления холодных ядерных реакций - холодного термояда, или как он называет - биотермояда - в человеке и в других представителях органического мира. В.П. Казначееву удалось установить, что в организме человека происходит превращение тяжелых стабильных нерадиоактивных изотопов в легкие, причем с выделением энергии. Имеется в виду потеря изотопа углерода 15 и накопление углерода 12.

Были выявлены превращения и других элементов в человеке. По мнению В.П. Казначеева, в живой клетке осуществляется не только макромолекулярный белковый процесс (горение, окисление), но и неизвестный нам феномен холодного биотермояда. По его исследованиям, определенные бактерии способны переводить марганец 54 в изотоп железа 55.

Считалось, что элементы могут создавать друг с другом различные соединения, но не видоизменяться один в другой. Но в реальности, к примеру, радий, распадаясь, превращается в электричество, тепло, свет, и различные вещества, свинец, гелий и другие элементы.

Приходится пересматривать многие химические и физические догмы. И здесь на передний план вновь выходит алхимия - наука, которая дала жизнь современной химии, фармации, металлургии и многим другим сопутствующим наукам, а сама была несправедливо забыта. Но, как известно: «Всё новое – это хорошо забытое старое»!


6359056069118048.html
6359105237273840.html
    PR.RU™