Глава 11. Создатель нашей земли

С неиссякаемым энтузиазмом Доктора, они продолжали изучать огромный завод терраформирования. Его масштабов было достаточно, чтобы заставить замолчать Эми, Бель и Самвелла. Искусственная гора была много больше любой машины, которую Эми когда-либо видела на Земле. Она почти соответствовала или превышала то, что Эми видела с момента, как она покинула Землю и путешествовала на ТАРДИС.

Они шли по извилистым тоннелям, и достигли камер, которые были вырублены в скале и отполированы бетоном.

Эми подумала, что эти машины достаточно колоссальны и таковыми останутся даже после того, как перестанут работать. Некоторые из труб, мимо которых они проходили, были достаточно велики, чтобы сместить два пассажирских состава.

Иногда они проходили массивные жилые помещения, огромные подвесные мосты, которые давали обзор на несколько миль над и под ними. Теплые воздушные потоки теребили их волосы.

– У меня нет слов, насколько это огромно.

– Совершенно не скажешь, что создатели этого не любили масштаб, – согласился Доктор.

Где бы они не оказывались, они слышали гул гигантских машин. Иногда мимо них сновали крысы, исчезая в боковых ответвлениях. Они вошли в еще одну камеру, и обнаружили, что она была еще больше предыдущей. Головокружительное пространство занимала колонна из серебристого металла в окружении проводов и трубок, покрытых паутиной. Больше всего она напоминала огромный дуб, и дополнительный эффект в пользу этого давали облака пара почти у самого верха колонны.

– Это облака? – Не поверила Эми.

Доктор кивнул.

Моросил легкий дождь. Палата была так велика, что имела свою собственную климатическую систему.

– Это вторичный последовательный пребиотик тигле, – сказал Доктор с видом человека, который обнаружил редкий или вымерший вид. – Очень красиво.

– Что он делает? – Спросила Бель.

– Он делает мир лучше, – ответил Доктор. – Во всяком случае, с человеческой точки зрения. Это формирование создает экосистему планеты.

– Ты сказал, что он вторичный, – сказала Эми.

– Что?

– Вторичный.

– Да, – сказал Доктор, словно это подразумевалось само собой. – Есть около ста последовательных тигля. Я хотел посмотреть на этот, потому что он действительно большой.

– Я так редко вижу тебя по-настоящему впечатленным, – улыбнулась Эми.

– Как здесь не впечатляться? – Ответил Доктор. – Эта машина – пик творения инженеров человечества. Это та точка, с которой маленькие земные обезьянки достаточно поумнели, чтобы перестраивать планеты. Это признак великого вида. Ради справедливости, это очень медленный процесс, который займет сотни лет, и люди, которые начали его, так и не увидят, чем все закончилось. Но все-таки они это делают. Вот за что я люблю людей. Они стремятся осуществить столь масштабные мечты и амбиции, даже если знают, что так и не увидят финала. Так строились пирамиды или кафедральные соборы. Люди были готовы строить ради будущего. Они были готовы пожертвовать свои жизни на то, чем воспользуются грядущие поколения.



Эми посмотрела на Самвелла и Бель, которые с трепетом разглядывали гигантскую машину.

– Что случится, если процесс продлиться так долго, что они забудут для чего все это? – Спросила она.

– Морфаны не забыли, Понд, – сказал Доктор. – Они знают, что делать с их машиной терраформирования. Они готовы контролировать процесс во имя вековых планов своих предков.

– Да, но даже если и так, – сказала Эми. – Это все займет столько времени… 27 поколений, но они уже не понимают технологию и словно живут в тени машины, которая работает сама по себе. Конечно, я уверена, что они понимают масштаб, но все же…

– Что?

– Что случиться, когда все закончится? – Спросила она. – Когда задание будет выполнено? Будут ли они к этому готовы?

– Это не произойдет еще несколько поколений, – ответил Доктор.

– Это только моя точка зрения, но будут ли последующие поколения знать, что делать с их миром, когда все, что они знают, это лишь то, как выживать в процессе его создания?

– Я уверен, что они справятся, – ответил Доктор.

– Зачем было жить каменщикам Европы, когда не осталось соборов для постройки? – Сказала Эми. – Что чувствовали рабы, когда они уже не были нужны для постройки пирамид?

Доктор подумал и нахмурился.

– Морфаны на самом деле хорошие люди, – сказала Эми. – Они трудолюбивы, самоотвержены, и с пониманием относятся к трудностям жизни. Но это пока идет процесс. Что произойдёт, когда они поймут, что работа закончилась?

– Ну, – ответил Доктор. – Это смысл как жизни, так и эволюции. – Морфаны адаптируют мир под свою биологию. Когда это произойдет, то они будут должны адаптировать к миру и свои умы. – Он умолк.

– Что случилось? – Спросила Эми.

– Это вопрос о том, что произойдет, если все будет правильно, – сказал Доктор. – Но у нас еще проблема с ледяными воинами.



Эми кивнула.

– Эта экскурсия достаточно интересна и поднимает настроение, – сказал Доктор. – Но нам нужно узнать, что именно ледяные воины делают с системами.

– И остановить их?

– Да, – кивнул он. – На самом деле, я знаток марсианской культуры и весьма уважаю их, но сейчас я на стороне морфанов. Они прочно обосновались здесь, в то время как ледяные воины только пытаются вытереть их с лица планеты. Нужно доказать правоту морфанов.

Они пересекли камеру, прошли узкий коридор, и оказались в зале с узкой дорожкой над сияющей магмой внизу.

– Это не смешно, но как мы собираемся их остановить? – Спросила Эми. – Ледяные воины большие и очень сильные. На их стороне космические корабли и звуковое оружие, а у нас только кучка перепуганных крестьян с граблями. Если дело дойдет до драки, то она превратится в бойню.

– Тогда нам нужно быть умнее, – сказал Доктор. – Мы должны перехитрить ледяных воинов.

– Они глупые?

– Нет, не все, – сказал Доктор. – На самом деле, они очень умны. Но я умнее.

– Хорошо, – сказала Эми. – Порази меня своим умом.

– Мы выясним, как они саботировали систему и саботируем их саботаж.

– Что, так легко? – Спросила Эми.

– На самом деле, это тяжело, – вздохнул Доктор.

– Я думала, что ты суперумный.

– Ты видела масштаб и сложность этой системы? У меня уйдёт время на то, чтобы выяснить, что ледяные воины сделали с системой и обратить их действия. Это очень тонко сбалансированный процесс. Многие узлы скованы потому, что нет необходимости восстанавливать их вручную. Многие из них физически недоступны. А что, если потребуется их починить?

Она заглянула через перила и вздрогнула.

– Не говоря уже о том, – добавил Доктор. – Что звуковая отвертка отключена. Все сложно.

– И будет еще сложнее, – заметила Эми.

– Я знаю, – кивнул Доктор. – Но у нас не так много времени. И больше меня беспокоит то, что мы можем повредить систему терраформирования. Ты знаешь, что я мастер импровизаций, но если я займусь этим сейчас, то могу нанести вред еще больший, чем нанесли ледяные воины. И знаешь, что бы я на самом деле хотел получить?

– Настольную книгу для работы с системами терраформирования? – Спросила она.

– На самом деле, да, – кивнул Доктор. – Инструкция не помешала бы.

– Он будет в бардачке, – усмехнулась Эми.

К ним подошли остальные. Бель сморщила нос:

– Что это за запах? – спросила она.

Доктор понюхал воздух.

– Сера из отверстий в мантии, – сказал он.

– Нет, еще кое-что, – сказала Эми.

Доктор опять хмыкнул.

– Ты права, Понд, – сказал он. – У тебя был нарушен слух, и это скомпенсировало обоняние. Это распад. Что-то гниет.

– Все, что угодно, это не очень приятно, – сказала Арабель.

Доктор уже двигался. Они последовали за ним вдоль дорожки, через скалистый туннель, и вниз по металлическому коридору, который закончился куполообразной комнатой. Когда они оказались там, то запах гниения стал очень сильным.

– Ох, – сказала Эми, прикрывая нос и рот. – Слишком громко сказано.

– Гниющая органика, – нахмурился Доктор. – Но почему здесь?

Стены куполообразной комнаты были заполнены многочисленными шкафами, в которых были маски и костюмы для человека.

– Это был уголок для исследователей, – сказал Доктор. – Ученые или техники приходили сюда, чтобы удовлетворить их любопытство. Видишь, на потолке есть УФ-лампы, которые создавали стерильность помещения.

Он подошел к двери, противоположной той, через которую они прибыли, и указал на замок на люке, который совершенно почернел.

– След от оружия. – Сказал Доктор. Кто-то очень хотел попасть сюда.

– Выглядит, как что-то горячее, – сказала Эми.

– Звуковое оружие, – пробормотал Доктор, рассматривая нанесенный ущерб. – Давайте осмотримся?

Они прошли через люк и оказались в длинной галерее, протяженностью по меньшей мере в милю. Она была огромной, и напомнила Эми промышленный питомник, за исключением того, что они были в подвале. Вдоль стенок висели солнечные лампы, освещающие многочисленные кадки. Запах, стоящий в помещении, был совершенно невыносим.

– Что это? – Спросила Эми. – Они выращивают растения?

– Конечно, это вполне ожидаемо, только вот… – Доктор заглянул в один из чанов. – Я не ожидал такого, если только не…

– если только не что? – Спросил Самвелл.

– Если только не произошла неисправность, – сказал Доктор. – Возможно, это была намеренная неисправность. Запах плох, но не в растениях дело, сказал он. – Это баки с питательным раствором для выращивания органической материи.

– Зачем? – Спросила Эми. Она перегнулась через Доктора и посмотрела в чан, который был наполовину наполнен какой-то слизью. Запах был просто отвратителен. – Это ужасно, – заявила она.

– Да, но почему? – Доктор задумчиво постучал пальцем по губам. – Зачем им ткани, если только это не генетический запас для воспроизводства животных.

– Так эта гадость была живой тканью? – В шоке спросила Эми.

Доктор кивнул:

– но системы жизнеобеспечения была уничтожена, и это произошло в момент взлома. После этого ткани начали гнить, и генетическая база данных была повреждена. – Он посмотрел на Эми и мрачно добавил. – Или.

– Или что? – Спросила она.

– Или это была не генетическая библиотека, а органическая ферма.

– Какого рода?

– Я имею в виду, что кто-то выращивал здесь мясо.

– Как лаборатория Франкенштейна? – Спросила Эми, побледнев.

– Возможно, – признал Доктор. – Но не настолько милая.

Панель сканировала ладонь Рори, а тот застыл с вымученной улыбкой, раздумывая над тем, что он будет делать, когда люк не откроется. Он еще не придумал достаточно убедительный довод, как люк щелкнул и открылся.

– Видите? – С облечением сказал он.

– Ладно, – кивнул Билл.

– Храни нас Руководство, – сказала Винновера.

– Мы сослужили тебе плохую службу, Избранный Рори, – сказал Соль.

– все хорошо, – вздохнул Рори. – Особенно с учетом того, что вам пришлось пережить. Что дальше?

Он сделал шаг в сторону люка, но Винновера взяла его за плечо и покачала головой.

– Сейчас нет нужды входить туда, мы ведь собирались просто убедиться в том, что ты можешь открыть его.

– Но если Руководство признало Рори, – сказал Билл. – То почему бы не включить его в наше исследование.

Винновера прошипела, не отрывая взгляда от Билла:

– Это наш совет и только наше дело, и не след посторонним соваться в наши дела! Я совершенно уверена, что Избранный Рори со мной согласится.

– Как на счет поиска альтернативы? – Спросила Веста.

– нет! – Отрезала Винновера.

– Ты не имеешь права отказывать, – заметил Билл.

– Как и ты не имеешь права соглашаться, – отметила она. – Совет должен проголосовать.

Билл кивнул, и они отправились обратно в Зал Собраний, в котором воцарилась горестная тишина. Все успокоились и ожидали решения своего Избранного.

Рори и Весту в зал не пригласили, потому как это на самом деле было внутреннее дело морфанов. Билл велел Весте накормить Рори.

Рори просто не подозревал, насколько он был голоден. Он набрал себе еды и решил исправить эту проблему. Веста ела с аппетитом, но не сводила глаз с членов совета.

– О-о, – вдруг она сказала она очень грустно.

– Что? – спросил Рори. Прежде чем она смогла ответить, он увидел идущего к ним Билла Стона.

– Мы голосовали, и большинство проголосовало против вас. – Сказал он. – Мне даль, Избранный.

– Хорошо, – сказал Рори. – Что происходит?

– Совет отступит и активирует Incrypt, – сказал Билл. – я предлагаю вам пока побыть здесь, находится рядом, чтобы можно было посоветоваться в случае чего. Наберите себе побольше еды.

Билл вернулся к членам совета, которые вместе с ним последовали в Incrypt. Они оставили присматривать за Рори и Вестой Соль, который спокойно уселся на пол и принялся поглощать суп.

Рори сидел, глядя в окно. Снег продолжал падать, и он понял, что несмотря на опасности и тревоги, ожидание было, пожалуй, хуже всего.

– Теперь мы можем отсюда уйти? – Спросила Эми. – Здесь воняет.

-Ага, – кивнул Доктор. Она могла сказать, что на самом деле он ее не слушал. Он был слишком глубоко погружен в свои мысли. Она почти видела, как винтики вертятся в его мозгу.

– Мы уйдем также, как пришли, – спросила она, указывая на вход.

– Мм-хмм, – сказал он. Она по-прежнему не смогла получить его внимание. Доктор просто продолжал издавать звуки, которые бы поддерживали иллюзию реального разговора.

Эми это волновало. Когда Доктор настолько абстрагировался от реального мира, то дело должно было быть по-настоящему серьезным. Безусловно, была какая-то смертельно опасная проблема, но сам Доктор видел тайну, достойную решения, и именно над ней сейчас работал его мозг.

Эми знала, что Доктор обожает проблемы. Неважно, насколько опасно это, сколько им предстоит бегать, бояться и быть на волоске от смерти, он наслаждается этим. Наслаждается тем, что может противостоять. Обычно он говорил что-то содержательное в процессе, но сейчас была какая-то тайна, которой он посвятил свои мысли. Проблема + тайна было опасным сочетанием, потому что Доктор по определению не занимался проблемой, пока не решит тайну.

В тайне были различные элементы, такие как происки ледяных воинов и плохая погода. Эми подумала, что может добавить в список несправедливостей отсутствие Рождества. Однако было что-то еще. Для начала, это гниющее мясо. Казалось, это было неважно, но Доктор ощутимо волновался. Это не вписывалось в другие вещи, о которых он беспокоился. Это было странно. Это было необъяснимо.

Но запах от этого лучше не становился, и контраст с воздухом той большой комнаты был намного лучше. Находиться в этом месте было просто невыносимо.

– Идем обратно? – Предложила она.

– Мм-хмм.

Он даже не смотрел на нее, расхаживая из стороны в сторону, приложив палец к губам.

– Мы вернемся в комнату с костюмами и осмотримся? – Спросила Эми.

– Ага!

– Идемте, – сказала Она Бель и Самвеллу. – Если мы будем идти, то он пойдет за нами.

Они зашагали обратно к люку. Доктор брел позади них, по-прежнему не реагируя на внешние раздражители.

– Может, найдем место для пикника? – Крикнула ему Эми.

– Мм-хмм, – ответил Доктор.

– Он нас не слушает, – сказала Эми Самвеллу и Бель. – Сейчас его разум где-то далеко.

– А это часто происходит? – Спросила Арабель.

– Да, – кивнула Эми, – сейчас покажу. Моржи очень большие в этом сезоне.

– Ммммм.

– Они начали цвести очень рано.

– Мммммм.

– Приятно видеть, как они играют, да?

– Мммммм.

Эми покачала головой в притворном смятении, а Бель и Самвелл едва сдержали хихиканье.

Вдруг Доктор подошел к ним, тревожно глядя перед собой.

– Нам нужно вернуться, – сказал он тихо.

– Что? – Спросила Эми.

Он жестом велел им помолчать, и прислушался к чему-то.

– Мы, безусловно, должны вернуться, – сказал он.

– В вонючую комнату? Почему?

– Шшшш! – Шикнул Доктор. – Разве ты не слышишь?

Эми ничего не слышала.

– Мы должны вернуться, – сказал Доктор. – Или, по крайне мере, мы не должны идти этим путем.

Затем Эми услышала. Это был звук шагов. Тяжёлые громыхающие шаги, которые были все ближе.

– Тише! – Шикнул Доктор, как будто желал приморозить их к месту.

Шаги приближались, и вскоре они увидели силуэт, который невозможно было не узнать.

– Ледяные воины идут этой дорогой. Бежим!

– Мы собираемся отладить управление, или просто уносим ноги? – Спросила Эми.

– А ты как думаешь?

Они побежали.

Они бежали обратно через за в органическую галерею, игнорируя запах. Доктор остановился, проверяя панель, ища способ закрыть люк за ними. Это было бесполезно, потому что люк был окончательно сломан.

– Продолжайте бежать! – крикнул он, догоняя их.

– Откуда ты знаешь, что на дальнем конце есть выход? – Крикнула Эми на бегу.

– А я и не знаю! – Заверил Доктор.

– Тогда что?

– У нас просто нет выбора! – ответил он.

Эми обернулась. Как всегда, это была ошибка.

Она видела, как через люк, который был в 50 метрах от нее, прошли первые ледяные воины. Их было трое. Они были настолько большими, что им приходилось проходить через люк по одному. Их лица были плоскими и совершенно невыразительными. Свет баков отражался от их красных очков.

Эми оставалось надеяться, что баки заставят их воздержаться от стрельбы. Последний взгляд через плечо показал, что так оружие они точно не используют. Все ледяные воины были вооружены мечами.

– О, отлично, – сказал она.


6565132827727971.html
6565168703042380.html
    PR.RU™